Анна Терехова, начальник отдела внутренних и внешних связей компании “СКМ”

Анна Терехова, начальник отдела внутренних и внешних связей компании “СКМ”

Нам – тем, кто трудится, то есть всем работающим гражданам планеты Земля.

Не совсем культурно с моей стороны заходить на чужую поляну (я все-таки не HR), но есть два оправдывающих меня аргумента: во-первых, все, что ниже, придумала не я, а другие, более подкованные в этих вопросах люди, а во-вторых, тема HR не чужда никому, кто трудится (тем более, что впереди, уже совсем скоро, праздник нашей солидарности, который я лично очень жду и уже распланировала, а в планах у меня – полноценный отдых).

Так вот, еще один прогноз (чутье подсказывает мне, что он – не единственный, но все же) относительно будущего рынка труда – как он изменится в 21 веке.

А изменится он благодаря гигономике[1] (чувствуете, как обогатился ваш словарный запас? не благодарите 🙂 ).

По данным МсKinsey, 20-30% работоспособного населения США выполняет какую-либо форму независимого труда (это те самые товарищи, которых мы называем внештатными сотрудниками или фрилансерами), и количество таких людей стремительно растет.

Диана Малкахи, преподаватель курса MBA по гигономике в колледже Бабсона, считает, что для этого есть целый ряд причин.

Работа full-time постепенно исчезает. С 2000-го года, когда громко лопнул пузырь доткомов, показатель прироста новых рабочих мест в частном секторе упал ниже отметки в 2%. Через 8 лет динамика стала почти нулевой и оставалась на этом историческом минимуме до 2016 года.

Экономисты докопались до сути: весь чистый прирост занятости в США за последние десять лет дали не рабочие места на полную ставку, а так называемые альтернативные трудовые отношения. Американские компании не создают новые рабочие места в привычном понимании. Теперь они дистанцируют работу от офиса. Близкий пример из масс-медиа: штатных журналистов, трудоустроенных на полный рабочий день, стало меньше. Им на смену редакции нашли репортеров-фрилансеров. Или еще: обязанности директора по маркетингу все чаще стали разделять между собой SMM-специалисты, PR-агентства и консультанты по маркетинговой стратегии.

«Там, где раньше были рабочие места, в гигономике — просто работа», — резюмирует Диана Малкахи. И дает студентам очень не лишенный смысла совет: «Ищите работу, которой много, а не рабочие места, которых все меньше и меньше».

Особенно учитывая тот факт, что многие американские компании стараются минимизировать найм постоянных сотрудников, для чего пробуют и выбирают такие бизнес-модели, при которых бизнес будет жить с наименьшим количеством персонала на полной занятости.

Безусловно, было бы опрометчиво говорить, что постоянных, штатных, full-time сотрудников постигнет печальная судьбина динозавров. Потребность в уникальных специалистах, талантах и управленцах высшего звена никуда не денется и, скорее всего, останется на стабильно высоком уровне. Однако рынок продолжит настаивать на том, чтобы количество штатных сотрудников постепенно сокращалось.

Но надо сказать, что такими изменениями рынок труда обязан не только работодателям, но и второй стороне – работникам. Согласно исследованию Gallup, около 70% американцев не чувствуют лояльности по отношению к своим работодателям. Его поддерживает опрос McKinsey: фрилансеры в большей степени удовлетворены почти каждым аспектом своей профессиональной жизни, чем наемный персонал. Не остается в стороне и организация Future Workplace/Field Nation, которая узнала мнение почти тысячи фрилансеров, и оказалось, что 74% из них предпочитают статус независимого подрядчика и не намерены возвращаться к работе на полную ставку.

Вот почти все, что вам нужно знать о гигономике и ее влиянии на американский (а возможно, и глобальный) рынок труда.  И о переменах, которые, вполне вероятно, не так далеки, как может показаться.

 

[1] Гигономика – экономика краткосрочных контрактов