В украинском селе Пархомовка, что в Харьковской области, есть художественный музей. В котором работ — по одной на каждого жителя. И это не просто хорошие добротные работы, это —  Малевич, Пикассо, Кандинский, Шевченко. Список могу продолжать.

Селу Пархомовка действительно повезло. Причём несколько раз. И не только в художественном смысле.

Один раз — когда в нем отец «Черного квадрата» Казимир Малевич закончил двухклассное училище.

Второй раз — когда в 1955 году там открылся художественный музей. В котором есть картины не только Малевича, но и Пикассо, Кандинского, Шевченко и других художников с мировыми именами.  Его создатель – Афанасий Лунев, простой учитель истории — писал художникам и другим деятелям искусства с просьбой прислать свои работы для школьного народного музея. Невероятно, но они не отказывали. Например, «Голубя мира» Пабло Пикассо музею подарил Илья Эренбург.

Третий раз — когда здание-усадьбу музея на торгах выкупил ПУМБ и передал его Харьковскому художественному музею.

Мне очень хочется верить, что музею повезёт и в четвёртый раз, и у него появится новейшая история — с крутым менеджментом, стратегией, собственным сайтом и туристическим потоком.

Мы (а точнее — ПУМБ) свой меценатский вклад в это уже сделали. Усадьбу (в которой музей) выкупили. Теперь нужны меценаты, которые смогут вдохнуть в него вторую жизнь.

Глава Правления ПУМБ Сергей Черненко сказал, что меценатство – это неотъемлемая часть становления украинского народа и социальная проекция настоящего и будущего. Я очень хочу, чтобы эта проекция нашего будущего была ошеломительно прекрасной.

Вместо эпилога.

Летом я написала колонку «Давайте развивать музеи». Теперь, после истории с сохранением пархомовских картин, мой призыв звучит так: «Давайте спасать музеи». Сельские. Те, что в глубинке. Те, что держатся подчас за счет преданности фанатов музейного дела. Те, из которых можно и нужно делать культурные магниты. Нас не будет, а картины останутся.