Такой был ключевой вопрос участникам Европейского Коммуникационного Саммита в Брюсселе